RSS

Архив рубрики: РУССКАЯ ИСТОРИЯ

«ВОЛГСКИЕ» КАЗАКИ

ВОЛЖСКОЕ КАЗАЧЬЕ ВОЙСКО

В тысячелетней истории Российского государства, созданного, по мнению писателя графа Льва Николаевича Толстого, казаками, роль самих казаков незаслуженно принижена и забыта отчаянным бесстыдством коммунистической эпохи.

Но именно казаки пятьсот лет охраняли рубежи России и часто становились заслоном на пути вторжения ее врагов. Казаки-первопроходцы осваивали и завоевывали новые земли вплоть до Аляски и Кушки. Во времена крупных войн, которые Россия вела постоянно, казаки составляли наиболее мобильные и боеспособные войска, им доставались самые трудные и ответственные участки в боях и сражениях.

Будучи в подавляющем большинстве сословием русских людей, казаки несли в своем характере те черты русской нации, которые обеспечивали им роль создателей Великой Российской империи, из которых важнейшими были: мужество, выносливость, добродушие и уважительное отношение к другим народам и государствам.

Сегодня Россия постепенно просыпается от долгого летаргического сна, вновь от Буга до Амура реют над ней казачьи знамена. Рано похоронили нас те, кто назвал казаков “последним рыцарством России”, Живы казаки! Помнят славную историю своих предков. Нам бы хотелось довести до читателя краткую историю одного из самых первых казачьих войск — ВОЛЖСКОГО, в старом варианте произношения — «Волгского».

  ОБРАЗОВАНИЕ ЯИЦКОГО ВОЙСКА

 В 1577 году часть “воровских” волжских казаков под началом атаманов Нечая и Богдана Барбоши уходит к устью Яика (Урала), на северный берег Каспийского моря. В 1580 году они разгромили в очередной раз столицу Ногайской Орды Сарайчик и, построив выше по течению Яика укрепленный городок, основали Яицкое (Уральское) казачье Войско.

Первое упоминание о “государевой” службе яицких казаков относится к 1591 году, когда по Указу царя Федора Иоанновича воеводам — боярину Пушкину и князю Ивану Васильевичу Сицкому — было приказано: “…На непослушника своего татарского князя Шевкальского послать на семь лет с Терека рать свою, а для службы велел Государь Яицким и Волжским атаманам и казакам идти в Астрахань к стану…, всех казаков собрать для шевкальской службы: волжских — 1000 человеку да яицких — 500 человек”.

1591 год и является официально годом начала службы Яицких казаков. От него исчисляется старшинство Уральского казачьего Войска.

Уход на Яик части Волжских казаков не ослабил сколько-нибудь серьезно Волжское казачество, если считать, что только в ставке атамана Ермака (современное село Ермаково в Жигулевских горах Самарской области) в то время было свыше 7 000 казаков.

Волжское Войско продолжало оставаться достаточно сильным и в более позднее время — в XVII-XVIII вв.

Другая часть волжских казаков, ушедшая на Терек, на “гребни” Кавказских гор, послужила основой образования Терского казачьего Войска.

Вместе с Ничаем и Барбошей на Яик ушли ватаги Волжских атаманов Якуни Павлова, Якбулата Чембулатова, Никиты Уса, Первуши Зея, Ивана Дуда.

В 1586 году полчища ордынцев подошли к Яицкому городку — несколько тысяч против четырех сотен казаков… Однако крепость ногаи взять не смогли, а казаки не стали долго в ней отсиживаться. В конном порядке вышли за стены, разделились на шесть отрядов и разгромили врага.

В пригороде старой Самары было урочище — Барбашина (Барбошина) поляна. По преданию, здесь в дремучей вековой дубраве на некотором удалении от волжского берега находился стан повольников во главе с атаманом Богданом Барбошей.

В конце XIX века на Барбашиной поляне появился знаменитый курорт того же наименования. Здесь были кумысолечебницы, гостиницы, яхт-клуб, церковь, аптека… Именно в то время местность стала официально именоваться Барбашиной поляной.

После Октябрьской революции курорт распался на отдельные здравницы, государственные дачи и базы отдыха, не связанные ни единым названием, ни административно. Однако кольцо пятого самарского трамвайного маршрута старожилы продолжают называть Барбашиной поляной, хотя советские власти давно переименовали ее в Поляну имени Фрунзе. Исторически правильно вернуть Барбашиной поляне ее славное имя и увенчать ее памятником отважному атаману и его сподвижникам.

  ВОЛЖСКИЙ АТАМАН ЕРМАК ТИМОФЕЕВИЧ

Самым легендарным героем из казачьих атаманов XVI века, бесспорно, является Ермак Тимофеевич, покоривший Сибирь и положивший начало Сибирскому казачьему Войску.

Согласно летописям, в июне 1581 года Ермак во главе казачьей дружины воевал в Литве против польско-литовских войск Стефана Батория. В это время его друг и сподвижник Иван Кольцо воевал в Заволжских степях с Ногайской Ордой.

После окончания Левонской войны отряд Ермака прибывает на Волгу и в Жигулях соединяется с отрядом Ивана Кольцо. Здесь их находит гонец от купцов Строгановых с предложением идти к ним на службу. Зная, что за разгром царева каравана Ермак уже приговорен к четвертованию, а Кольцо к повешению, казаки принимают приглашение Строгановых идти в их Чусовские городки для защиты от набегов сибирских татар.

1 сентября 1582 года отряд Ермака и атаманов Ивана Кольцо, Матвея Мещеряка, Богдана Брязги, Ивана Александрова по прозвищу Черкас, Никиты Пана, Саввы Болдыря, Гаврилы Ильина в количестве 540 человек по Волге и Каме поднимается на стругах до Чусовских городков. Строгановы дали Ермаку кое-какое вооружение, однако оно было незначительным, поскольку вся дружина Ермака имела прекрасное вооружение.

Воспользовавшись удобным моментом, когда Сибирский хан Кучум был занят войной с ногаями, Ермак сам предпринимает вторжение в его земли. Всего за три месяца отряд Ермака проделал путь с реки Чусовой на реку Иртыш. По Тагильским перевалам Ермак вышел из Европы и спустился с “Камня” (Уральских гор) в Азию.

Это оказалось возможным благодаря железной дисциплине и твердой воинской организации. Поимо атаманов казаками командовали десятники, пятидесятники, сотники и есаулы.

С отрядом было три православных священника и один поп-расстрига. Ермак в походе жестко требовал соблюдения всех православных постов и праздников.

И вот уже тридцать казацких стругов плывут по Иртышу, на переднем ветер полощет казачье знамя: синее с широкой кумачовой каймою, кумач расшит узорами, по углам знамени — причудливые розетки; в центре на синем поле — две белые фигуры: стоящие друг против друга на задних лапах лев и ингор-конь с рогом на лбу, олицетворение “благоразумия, чистоты и строгости”.

С этим знаменем воевал Ермак против Батория на Западе, с ним пришел и в Сибирь.

Кучум в это время послал своего старшего сына Алея с ратью на взятие русской крепости Чердынь в Пермском крае. Появление Ермака было для него полной неожиданностью. Между тем, в устье реки Тобол отряд Ермака разгромил полчища мурзы Карачи — главного сановника Кучума. Это привело Кучума в ярость, он собирает войско и посылает навстречу Ермаку своего племянника царевича Маметкула.

26 октября на Чувашовом мысу, на берегу Иртыша разгорелся грандиозный бой, которым с противной стороны руководил сам Кучум. В этом бою войска Кучума были разбиты, Маметкул ранен, Кучум бежал, а его столицу Кашлык занял Ермак. Вскоре казаки заняли городки Епанчин, Чинги-Туру и Искер, приведя в покорность местных князьков и царьков.

Однако в декабре, когда небольшой отряд казаков во главе с атаманом Брязгой ушел на озеро Абалак за рыбой, на них внезапно напал Маметкул и полностью уничтожил. Узнав об этом, Ермак немедленно выступил в поход и 5 декабря 1582 года разбил десятитысячную армию Маметкула в сражении не на жизнь, а на смерть близ озера Абалак. На каждого из казаков приходилось более двадцати неприятелей. Эта битва показала героизм и моральное превосходство казаков, она означала полное и окончательное завоевание Сибири.

Весной 1583 года Ермак посылает к Ивану IV Грозному отряд казаков в 25 человек во главе с Иваном Кольцо, Черкасом Александровым и Саввой Болдырем. Отряд отвез царю ясак-пушнину и послание о присоединении Сибири к России.

Иван Грозный принимает доклад Ермака, прощает ему и всем казакам их прежние “вины” и направляет в подмогу отряд стрельцов количеством 300 человек во главе с князем Семеном Болховским.

Зима 1583-1584 гг. В Сибири для русских была особенно тяжела, кончились припасы, начался голод. К весне умерли все стрельцы вместе с князем Болховским и значительная часть казаков.

Летом 1584 года сановник Кучума — мурза Карача обманным путем завлек на пир отряд казаков во главе с Иваном Кольцо, а ночью, напав на них, сонных перерезал всех до единого.

Узнав об этом, Ермак послал в стан Карачи новый отряд во главе с Матвеем Мещеряком. Посреди ночи казаки ворвались в становище Карачи. В бою были убиты два сына Карачи, а сам он едва бежал с остатками войска. Вскоре к Ермаку прибыли гонцы от бухарских купцов с просьбой защитить их от произвола Кучума. Ермак с остатком войска — менее ста человек — двинулся в поход. На берегу Иртыша близ устья реки Вагай, где заночевал отряд Ермака, на них во время страшной бури и грозы напал Кучум.

Ермак оценил обстановку и приказал садиться в струги. Меж тем татары уже ворвались в лагерь. Ермак отходил последним, прикрывая казаков. Тучу стрел выпустили татарские лучники. Стрелы пронзили широкую грудь Ермака Тимофеевича. Стремительные ледяные воды Иртыша поглотили его навсегда…

Прибыв в Кашлык, Матвей Мещеряк собрал Круг, на котором казаки решили идти на Волгу за подмогой. Уже в 1586 году отряд казаков с Волги приходит в Сибирь и основывает там первый русский город — Тюмень, что послужило основой будущего Сибирского казачьего Войска.

КРЕПОСТЬ САМАРА И АТАМАН МЕЩЕРЯК

“Волжские казаки сначала были вольницей, существовавшей до XVI века, с основанием на Волге Самары и других крепостей, появляются служилые самарские и иные волжские казаки…” — говорится в “Истории казачества” Р.А.Нелепина.

В 1586 году воевода князь Григорий Засекин в устье реки Самара в месте ее впадения в реку Волга основал крепость Самара.

Гарнизон крепости состоял из городских казаков, дворян — дворян-иноземцев и смоленских шляхтичей, поверстанных в казачью службу. Задачами гарнизона-крепости Самара были — оборона от набегов кочевников, контроль за водным путем и торговлей, а также за волжской казачьей вольницей, по возможности привлекая ее на государеву службу или же карая за неповиновение.

Надо отметить, что городовые казаки “не стеснялись” иногда ловить за вознаграждение “воровских” казаков, считая это вполне нормальным явлением и подходящей службой (не оттуда ли пошла знаменитая игра “Казаки-разбойники”?).

Так, герой Великого Сибирского похода атаман Матвей Мещеряк, приведший из Сибири остатки отряда Ермака, по дороге домой угнал в ногайских кочевьях косяк лошадей более 500 голов. Придя на Волгу, он расположился станом неподалеку от Самары.

Ногайский хан обратился с жалобой на казаков воеводе Засекину. Московскому государству тогда конфликт с ногаями был не нужен, и по приказу Засекина Матвей Мещеряк и пять его товарищей были схвачены и заключены в Самарский острог.

Сидя в тюрьме, Матвей Мещеряк предпринимает отчаянную попытку спасения. Он ухитряется составить заговор с целью захвата крепости. Заточенным в остроге казакам удалось вступить в сговор с частью Самарского гарнизона, недовольной Засекиным. Посланы были гонцы в Жигулевские горы к вольным волжским казакам с просьбой о помощи.

Случайность провалила заговор. В “расспросе” на пытке казаки признали свои “вины”. О происшедшем было доложено в Москву. Государева грамота, привезенная Постником Косяговским, гласила: “Матюшу Мещеряка да Тимоху П-ша, да иных их товарищей пущих (Государь) велел казнить пред послы смертною казнию…”.

В марте 1587 года в Самаре, на городской площади, перед ногайскими послами московской властью был повешен известный Волжский атаман Матвей Мещеряк и его товарищи, принесенные в жертву “высокой” московской политике.

  ВОЛЖСКИЕ КАЗАКИ В XVII веке

В 1591 году волжские казаки вместе с яицкими участвовали в походе русских войск на Кавказ против Шамхала Тарковского. Исполняя “службу государеву”, участвовали во взятии столицы Шамхальства — города Тарки. В 1594 году они вновь, в количестве тысячи человек в отряде князя Андрея Хворостинина воевали с Шамхалом.

В конце XVI века на Волге появились прикочевавшие из глубин Азии калмыцкие орды. Годы 1590 — 1606-е отмечены в летописях постоянной борьбой волжских казаков с калмыцкими набегами.

Постепенно обстановка в Поволжье нормализовалась, основные противники Московского государства разгромлены. Но в самой Московской Руси обстановка становилась крайне напряженной.

Смерть бездетного царя Федора Иоанновича, приход к власти Бориса Годунова, боярские заговоры, появление самозванца Лже-Дмитрия I (Григория Отрепьева), краткое правление Василия Шуйского, восстание казаков и крестьян под предводительством Ивана Болотникова, Лже-Дмитрий II… На Руси началась Великая Смута начала XVII века. В течение 1603-1618 годов страну потрясли многочисленные восстания, бунты, заговоры, мятежи, ее терзали авантюристы, интервенты, проходимцы и разбойники.

В 1605 году далеко от Москвы, на Тереке, появился “племянник” московского “государя Дмитрия”. То был беглый холоп Илейка Коровин, он же Юрьев, он же Муромец, он же Горчаков. С небольшим отрядом под именем “Царевича Петра” он отправился на стругах вверх по Волге к “дяде”.

Здесь к нему присоединилась Волжская казачья вольница, увеличив его отряды до четырех тысяч человек. Возле Самары их встретил гонец Лже-Дмитрия Тимофей Юрлов с грамотой о том, чтобы, не мешкая, идти к Москве (Лже-Дмитрий рассчитывал на помощь Лже-Петра). Но под Свияжском казаки получили известие, что Лже-Дмитрий убит в Москве. Отряд Илейки повернул обратно и вскоре был разбит стрельцами и служилыми волжскими казаками. Остатки его бежали на Дон и Камышинку, а сам Илейка был схвачен и повешен.

Положение на Волге несколько стабилизировалось. Но в канун лета 1613 года тут появляется жена двух Лже-Дмитриев Марина Мнишек, с сыном (“воренком”, как называет его русская летопись). А с ней — атаман Иван Заруцкий с донскими и запорожскими казаками, вытесненными войсками Московского правительства из-под Рязани. Им удалось захватить Астрахань и убить воеводу Хворостинина.

Собрав до 30 000 ратных людей — волжской вольницы, татар и ногаев — Заруцкий пошел вверх по Волге на Москву.

Борьбу с Заруцким и Мнишек возглавил князь Дмитрий Лопата-Пожарский. Опираясь на Казань и Самару, он отправил атамана Онисимова к волжским вольным казакам, убеждая их признать царя Михаила Федоровича Романова. В результате переговоров большая часть волжских казаков ушла от Заруцкого, изрядно подорвав его силы.

Весной 1614 года Заруцкий и Мнишек рассчитывали перейти в наступление. Но приход большой рати князя Обоевского и наступление Лопаты-Пожарского заставили их самих оставить Астрахань и бежать на Яик на Медвежий остров. Оттуда они рассчитывали нанести удар на Самару. Но казаки, видя всю бесперспективность их положения, сговорившись, выдали Заруцкого и Мнишек с “воренком” московским властям 25 июня 1614 года.

Иван Заруцкий был посажен на кол, “воренок” повешен, а Марина Мнишек вскоре умерла в тюрьме. Разгром в 1614 году “гулевого” атамана Тренеуса и ряда других мелких ватаг показал волжскому казачеству единственный для него путь — служение Русскому государству, хотя и после того рецидивы “вольницы” еще случались…

 Начиная с 1630 года практически все Волжское казачество включается в борьбу с прикочевавшей из глубины Азии Большой Калмыцкой Ордой. В 1639 году десятитысячное войско калмыков попыталось штурмом овладеть Самарой, но было отбито казаками и стрельцами. В 1643 и в 1644 годах казаки выходили биться с калмыками к Яицким вершинам, нанеся им ряд тяжелых поражений.

В благодарность за это 26 августа 1643 года царь Михаил Федорович пожаловал Самарским казакам набатный колокол весом 14 пудов. Ныне изображение этого колокола стало одним из символов Возрождения Волжского казачьего Войска.

В годы 1637-1643, во время знаменитого “Азовского сидения”, волжские и яицкие казаки неоднократно посылали помощь донским и запорожским казакам.

А в 1650 — 1670-е годы Волжские казаки в составе правительственных войск неоднократно привлекались к службе на Кавказе. Русские крепости по Тереку и Сунже мешали чеченцам, Кабарде, кубанским татарам, персам, черкесам и туркам совершать опустошительные набеги на русские земли. На полгода, на год, а то и больше уходили казаки с берегов Волги “держать” эту опасную границу. Раз за разом отражали они нападения свирепых соседей. Постоянная опасность для жизни, непривычный климат, болезни и, главное, большая удаленность от родных мест делали эту службу особенно тяжелой и опасной. Многие казачьи кости остались навечно лежать в горах и предгорьях Кавказа…

ВОЛГСКИЕ КАЗАКИ НА КАВКАЗЕ

В 1776 году атаман Персидский уводит еще часть волгских казаков на Кавказ. По указу от 5 мая казаков направили в Царицынское укрепление. При Терском казачьем Войске образуется Волгский полк.

В 1777 году Хоперский и Волгский полки участвовали в обустройстве Азовско-Модокской и Кавказской линий. А в 1778 году под руководством генерала Якоби волжские казаки строят на Кавказе еще 19 крепостей.

Весной 1779 года полчища черкесов и кабардинцев внезапно перешли пограничную линию и напали на ряд русских крепостей — Андреевскую, Марьевскую, Алексеевский редут, Моздок и другие. Оборону этого участка возглавил генерал Якоби.

Андреевская крепость защищаема была волжскими казаками. Положение дел усугубила измена: некий армянин, подкупленный черкесами, произвел поджог внутри укрепления в момент приступа. Пока одни казаки тушили пожар, другие сражались на валу — и нападение было отбито.

В Марьевской крепости сражались две сотни волгских казаков под командой капитана Баса. Кабардинцы и черкесы повели правильную осаду. Шесть суток казаки мужественно сносили голод и жажду, решив лучше умереть, чем быть в плену и потерять, как они выражались, свободу и казачье звание. Женщины-казачки, только за несколько дней до того прибывшие с Волги, надевали мужскую одежду и становились в ряды защитников крепости, заменяя убитых и раненых.

10 июня подошла помощь, и казаки, вскочив на коней, ударили по черкесам с самой неожиданной стороны. Разгром врага был полный. Волгцы также приняли участие в разгроме горцев под Моздоком. В 1781 году волжские казаки в составе русской армии ушли в поход на Грузию — для оказания помощи братьям-христианам.

6 мая 1784 года волгцы участвовали в основании города Владикавказ — будущей столицы Терского казачьего Войска.

В 1785 году в Чечне появилось некое лицо, положившее начало религиозно-политическому учению, развившемуся впоследствии в то, что было названо кавказским мюридизмом. Это был «пророк» и имам Ших-Мансур, подлинное имя которого было Ушурма. Развернув пропаганду войны с «неверными», Мансур провозгласил газават — священную войну.

Объединив вокруг себя множество горцев, Мансур нанес удар по русским войскам и уничтожил ряд укреплений.

Волгские казаки вместе с терскими и донскими, вместе со всей армией под командованием генерал-поручика Потемкина сражались с полчищами Мансура и нанесли ему несколько поражений. В решающем бою у Татарубы Мансур был разбит и бежал к туркам в крепость Анапу. Всем казакам, участникам этого сражения, была выдана награда — по золотому рублю.

В 1786 году команды волгских казаков были направлены на Кубань под командованием генерала Муфеля и участвовали в боевых действиях против закубанских татар.

В 1787 году началась новая русско-турецкая война. Османская Империя, желая вернуть отнятые у нее в прошлых войнах Россией земли, особенно Крым, развернула боевые действия на Дунае, в Крыму и на Кавказе.

На Кавказском театре боевых действий волжские казаки под командой генерала Текели участвовали в походе на Анапу, сражаясь против татар, горцев и турок.

Волжский казачий полк разгромил скопища и селения абадзинов и ногайских татар, с гордостью занеся на страницы своей летописи эту блестящую экспедицию. Полку было объявлено особое монаршее благоволение.

Тем не менее, Анапу взять не удалось — слишком сильна была крепость. Армия вернулась обратно.

До 1789 года обстановка характеризовалась как переменная. Войска, а вместе с ними и волгцы, вели бои местного значения.

В начале 1790 года под командой генерала Бибикова они вновь пошли на Анапу. Время для похода было выбрано неудачное — январь с его глубокими снегами, отсутствием подножного корма для лошадей и сильными морозами… Начавшаяся весна еще более ухудшила положение: днем армия шла по колено в ледяной воде, а ночью ударял сильный мороз. 24 марта войска подошли к Анапе. В день Светлого Воскресения Христова начался приступ, который закончился провалом. Не удалась и попытка осады — армия была вынуждена отступить.

Однако, несмотря на неудачу, документы того времени свидетельствуют об особой выносливости волжских казаков, перенесших с «замечательной бодростью» тяжелый поход. Из 199 казаков двое были убиты, двое утонули, а остальные вернулись, хоть и истощенные, но совершенно здоровые, больных среди них не было. Правда, ввиду падежа лошадей многие казаки прибыли пешими.

Неудача русского войска ободрила турок, и их 40-тысячная армия под командованием Батал-паши двинулась в наступление. 30 сентября состоялось решительное сражение. Его открыли волжские казаки, действуя в авангарде под командой майора Орбелиани. Неприятель потерпел жесточайшее поражение. Волжские и донские казаки в лихой атаке разгромили черкесскую конницу, изрубили турецкую пехоту и взяли турецкие пушки, 40-тысячная армия турок и татар была разгромлена тремя тысячами русских. Сам Батал-паша попал в плен к казакам.

В числе особенно отличившихся в этот памятный день в реляции о победе названы Волжского казачьего полка подпоручик Стрешнев и прапорщик Тимофеев, командовавшие в бою волгскими сотнями. Возглавлял русские войска в той битве отважный генерал Герман, получивший за эту викторию орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия II класса.

Разгром Батал-паши позволил вновь обратить взоры на крепость Анапу. И в 1791 году под командованием генерала Гудовича начался новый поход. Весь Волжский казачий полк принял в нем участие. 9 июня войска подошли к крепости и повели правильную осаду. 11 июня турки и черкесы предприняли попытку вылазки, но были разгромлены волжскими казаками.

В ночь с 21 на 22 июня начался штурм крепости… Волгцы отчаянно дрались и заслужили особенную благодарность Гудовича. На валах Анапы получили ранения подпоручик Страшнов, прапорщик Тимофеев, сотники Попов и Венгеровский, хорунжие Уснов и Корсунский. Семь казаков оказались в числе убитых и раненых.

Черкесы из гор попытались помешать штурму, но волжские и донские казаки атаковали их и разгромили. Анапа была взята. Ших-Мансур, укрывавшийся в ней, был пленен. Этой победой закончилась на Кавказе Русско-турецкая война.

28 февраля 1792 года из волгских и донских казаков, содержавших кордоны на Кубани, был сформирован Кубанский полк поселенных на Кавказской линии казаков.

26 февраля 1799 года Моздокский полк был переименован в Волгский.

 А что же в это время происходило на Волге? 2 ноября 1803 года было утверждено Положение об образовании Ставропольского калмыцкого казачьего Войска в составе одного тысячного Ставропольского полка. Войсковым Атаманом был назначен войсковой полковник, армейский поручик Баглюнов, в феврале 1806 года получивший чин майора.

В том же 1803 году принято Положение об Оренбургском казачьем Войске в составе пяти кантонов (самарские казаки составили пятый кантон) и Оренбургского казачьего тысячного полка. Было установлено форменное обмундирование: казачий кафтан-чекмень и широкие шаровары темно-синего цвета, малиновые выпушки, воротник, обшлага и лампасы, черная барашковая шапка с малиновым шлыком, кушак белый или малиновый, чепрак синий с обшивкой малиновой тесьмой, хорунжевка (флажок к пике) малинового и белого цвета — все это приобреталось за свой счет. В таком виде наши казаки явились на поля сражений в войнах с Наполеоновской Францией. В 1808 году части казаков малиновый цвет заменили на красный.

Начиная с 1807 года волжские, оренбургские и ставропольские казаки воюют с Наполеоновской Францией. Особенно отличились они в Отечественной Войне 1812 года. Ставропольский тысячный полк, находясь в составе корпуса прославленного казачьего атамана Матвея Ивановича Платова, принимал участие в сражении под Миром, при Бородино, под Тарутино, при Колоцком монастыре, на Березине, под Вильно. Командовал полком капитан — впоследствии полковник — Диомидий. Указанием атамана Платова для полка специально было пошито полковое знамя и семь сотенных хоругвей. Храбростью и мужеством, проявленными в боях с французами и их союзниками, этот полк заслужил почет и уважение во всей русской армии.

Волжские казаки активно действовали в составе войсковых партизанских отрядов, громя силы французской армии, захватывая обозы и пленных.

В 1813 году волжские казаки участвовали в осаде Данцига, отличились в сражениях у Дрездена и при Лейпциге. В 1814 году вместе с частями русской армии они вступили в Париж. Ставропольский полк был награжден серебряными трубами и знаменем «За взятие Парижа».

В годы 1815 — 1835 волжские казаки продолжали службу на Оренбургской линии и на Кавказе, участвуя там в русско-турецкой и русско-персидской войнах.

В 1835 году в связи с изменениями государственных границ император Николай I принял решение и издал указ о расформировании Волгского казачьего Войска и переводе его казаков в состав Оренбургского, Терского и Астраханского казачьих Войск. Самарские и уфимские казаки окончательно вошли в состав Оренбургского казачьего Войска, саратовские, дубовские и царицынские казаки — в состав Астраханского казачьего Войска. Те казаки, которые несли службу на Кавказе, вошли в состав 1, 2 и 3 Волгских полков Терского казачьего Войска.

В 1842 году та же судьба постигла Ставропольское калмыцкое казачье Войско — оно было присоединено к Оренбургскому.

Но не надо думать, что волгские казаки исчезли. Живя на Волге, они продолжали нести службу в Оренбургском и Астраханском казачьих Войсках. Переведенные в Терское Войско, они, тем не менее, сохранили свое название — волгцы. Недаром в память о Волгском и Ставропольском Войсках в Оренбургском казачьем Войске до 1917 года были полки 3 Уфимско-Самарский и 4 Исетско-Ставропольский, где продолжали служить казаки, проживавшие на территории Самарской и Уфимской губерний. Именно эти казаки принимали участие в покорении Средней Азии, освобождали Болгарию от Турецкого ига, сражались с Японцами и героически складывали свои головы «За Веру, Царя и Отечество» в I Мировую войну.

В Терском казачьем Войске одним из старейших и почетнейших полков считался Волгский (1, 2 и 3) — в нем служили потомки волгских казаков, переведенных на Кавказ. Именно они покоряли Кавказ, громя полчища Гази-Магомеда и Шамиля, сражались с турками и персами. 20 июля 1865 года 1 Волгскому полку Терского Войска было пожаловано Георгиевское знамя»За отличие в Турецкую войну и в делах против горцев». Восемь серебряных Георгиевских труб с надписью “За отличие в сражении при Деве-Бойну 23 октября 1877 года” были вручены полку 13 октября 1878 года. В июле 1916 года, признавая заслуги волгцев, Государь Император Николай II назначил вечным шефом полка своего сына, Цесаревича Алексея Николаевича.

 КРАСНЫЙ ТЕРРОР ПРОТИВ КАЗАЧЕСТВА

Начавшаяся в августе 1914 года I Мировая война и последовавшие за ней Февральская буржуазная и Октябрьская большевистская революции привели к крушению Российской Империи.

Пришедшие к власти в октябре 1917 года большевики поставили цель «зажечь пожар Мировой революции и построить новое общество», средством к достижению этой цели они сделали уничтожение сословий Императорской России.

Сравнительно легко, опираясь на беднейшие слои населения, люмпенов, пьяниц, мародеров, дезертиров и откровенных уголовников, создав зловещую сеть ЧК, большевики ликвидировали физически: титулованную знать, дворян, помещиков, заводчиков, интеллигенцию. К 1919 году фактически было уничтожено православное духовенство. Настала очередь и казаков — большевики понимали, что без уничтожения казачества их господство невозможно.

Прежде всего, им удалось организовать внутренний раскол: бывшее прежде единым казачество разделилось на «красных» и «белых».

Часть казаков, обманутых посулами и несбыточными обещаниями, ушла сражаться за Советскую власть. На полях вспыхнувшей гражданской войны белые казаки Шкуро рубились с красными казаками Буденного, красные казаки Миронова сражались с белыми казаками Мамонтова, белые казаки Дутова воевали с красными Каширина и так далее… Кровавая круговерть пронеслась над казачьими землями. Большевикам и стоявшим за ними силам это было только на руку.

Так кто же они, душители казачества?

Лицо номер 1 — Владимир Ильич Ульянов-Бланк (Ленин) — палач русского народа и, как теперь неопровержимо доказано, платный агент Кайзеровской Германии.

Как только началась Первая мировая война, Ленин, находившийся в эмиграции, провозгласил задачу большевистской партии: превратить войну империалистической в войну гражданскую. Правительство Германии возликовало и стало оказывать большевикам тайную помощь для осуществления этого предательства национальных интересов России. С другой стороны, большевики получили громадную поддержку от международного сионистского капитала. Поголовно являясь тайными масонами, большевистские вожди мало интересовались национальными интересами России. Они выполняли волю Великих магистров международной масонской организации. Так, в 1917 году через сподвижника Ленина, масона Парвуса (он же Гельфанд) Германия передала Ленину 100 миллионов марок. 18 июля 1917 года на счет Ленина в Кронштадт из немецкого банка было переведено 3 миллиона 150 тысяч марок. Деньги к большевикам поступали также из США.

В апреле 1917 года банкир Яков Шифф публично заявил, что, благодаря его финансовой поддержке русской революции обеспечен успех. В сентябре 1919 года Президент США Вильсон передал большевикам 20 миллионов долларов.

Известно, что в феврале 1917 года немецкий генерал Люден-дорф организовал доставку из Швейцарии в Петроград, в специальных запломбированных вагонах 224 реэмигрантов-социал-демократов во главе с Лениным. Одновременно Шифф организовал доставку из США пароходом через Тихий океан реэмигрантов-социалистов, среди которых 265 являлись его агентами. Впоследствии многие из них стали вождями так называемой «пролетарской революции».

Именно по настоянию Ленина, ненавидевшего Россию и все русское, в годы гражданской войны поголовно был уничтожен цвет русской нации и на долгие 70 лет над Россией опустилась кровавая мгла.

Зловонный прах этого упыря до сих пор покоится в гробнице-мавзолее на Красной площади. И пока он не будет предан земле, не будет на Русской земле мира и согласия.

24 января 1919 года Оргбюро ЦК РКП(б) выпустило директиву, подписанную Яковом Свердловым (настоящее имя Ешуа Соломон Мовшевич). Именно он из Кремля руководил расстрелом царской семьи в Екатеринбурге в 1918 году. После покушения эсерки Каплан, приходившейся Свердлову родственницей, он подписал воззвание ВЦИК о беспощадном терроре.

Директива гласила: »Провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем казакам, принимавшим участие — прямое или косвенное — в борьбе с Советской властью… Конфисковать хлеб и заставить ссыпать все излишки в указанные пункты, это относится как к хлебу, так и ко всем сельхозпродуктам… Всем комиссарам, назначенным в те или иные казачьи поселения, предлагается проявить максимальную твердость и неуклонно проводить настоящие указания».

Эта директива была секретной и немедленно стала претворяться в жизнь. А сам Свердлов-Ешуа был убит рабочими на митинге в Орле, по официальной версии — скончался от простуды.

Особенной жестокостью отличался председатель Реввоенсовета Лев Давидович Троцкий (настоящее имя — Лейба Бронштейн), родившийся в семье ростовщика. Сначала он участвовал в революционной борьбе как меньшевик, затем, находясь в эмиграции, вступил в масоны, был завербован как тайный агент сначала австрийской (1911 — 1917гг.), а затем германской (1917 — 1918гг.) разведок. Через близкого к Троцкому человека — Парвуса (Гельфанда) большевики получили деньги на Октябрьский переворот от Германского генштаба. В 1918 году Троцкий вдруг становится «пламенным большевиком» и прорывается квершинам советского правительства. После смерти Ленина, не поделив власть со Сталиным, он был вынужден бежать за границу, куда заодно вывез и целый эшелон награбленного богатства. Убит агентом НКВД Рамоном Меркадером в Мексике ударом ледоруба в голову.

Троцкий и его подручные-комиссары Ларин (настоящее имя Лурье Михаил Зельманович), Смилга Ивар, Полуян Ян Васильевич, Гусев Сергей Иванович (настоящее имя Драбкин Яков Давидович), Бела Кун, Землячка (Залкинд), Склянский Эфраим Маркович, Белобородов (Вайсбарт) и другие им подобные — устроили кровавую мясорубку как во всей России, так и на исконной казачьей земле.

Дорого обошлась революция казачеству. Только на Дону, где к 1 января 1917 года проживало 4 428 846 человек, на 1 января 1921 года осталось 2252973 человека. По сути, был “вырезан” каждый второй. Такая же картина была и по всем остальным территориям Войск.

К началу 1920 года казачество было в основном уничтожено. 25 марта 1920 года был издан декрет об упразднении казачьих войсковых земель.

После смерти В.И.Ленина в 1924 году от сифилиса, его “наследником” становился Иосиф Виссарионович Джугашвили-Сталин.

Сталину досталось тяжелое наследие: страна, в которой 90 процентов населения составляли крестьяне, а основным лозунгом была провозглашена «Диктатура пролетариата» и правительство, на 97 процентов состоящее из инородцев, в то время как русские составляли 83 процента населения страны. Полная разруха, голод, безработица вынудили Сталина убрать из руководства страны многих бездарных соратников Ленина, способных только ораторствовать на митингах и расстреливать невинных людей.

В тридцатые годы репрессивный аппарат ГПУ-НКВД продолжает работать днем и ночью. Все «великие стройки” социализма созидались на костях политзаключенных — невинно репрессированных людей. Десятки миллионов людей, в том числе и представители казачества, насильно переселялись в Сибирь, на Дальний Восток и Крайний Север. Сетью концентрационных лагерей покрылась вся Россия.

Поводов к репрессиям было множество: и печально знаменитая 58 статья УК, и раскулачивание, и борьба с «религиозным дурманом».

Атаман Волжского казачьего Войска Б.Н.Гусев вспоминает: «Я никогда не видел своих дедов ни по отцовской, ни по материнской линии… Мой дед, Гусев А.И. — казак с Верхнего Дона — сгинул в конце тридцатых годов в одном из лагерей НКВД, оставив моего отца 15-летним мальчишкой, круглым сиротой, в Оренбургских степях на милость добрых людей-казаков, приютивших его… Мой дед по материнской линии, Чудаев Л.В., казак с хутора Липовский Соболевской станицы Верхнеуральского отдела Уральского казачьего Войска, глубоко верующий человек, церковный староста, в возрасте 66 лет был арестован и, по сообщению НКВД, сослан в Сибирь без права переписки. Только через 55 лет мы узнали страшную правду… Уже работая Председателем Самарской областной комиссии по реабилитации жертв политических репрессий, я сделал ряд запросов в Управления комитета государственной безопасности и получил ответ из Оренбурга: «Управление министерства безопасности РФ по Оренбургской области, № Г-93 от 18.02.1993 г. Сообщаем : 7 сентября 1937 года Чудаев Л.В. арестован органами УНКВД Оренбургской области. 10 октября 1937 года тройкой УНКВД Оренбургской области по сфальсифицированным материалам, за участие в контрреволюционной повстанческой организации, необоснованно осужден к ВМН — расстрелу с конфискацией лично принадлежащего имущества. Приговор приведен в исполнение 12 октября 1937 года. Место захоронения в материалах дела не указано, но установлено, что местом захоронения жертв массовых политических репрессий 1937 — 1938 годов является Зауральная Роща в городе Оренбурге…».

Такой же тяжкий крест на своих плечах пронесли и миллионы других жертв «Великого Социального эксперимента»…

В годы Великой Отечественной Войны Сталин был вынужден вспомнить о казаках, их бесстрашии, любви к Родине и умении воевать. В Красной Армии были созданы казачьи кавалерийские и пластунские части, которые совершили героический путь от Волги и Кавказа до Берлина и Праги, заслужили множество боевых наград и имен Героев…

Тем не менее, вскоре после войны эти соединения были расформированы. Казачеству было предложено доживать свой век в виде фольклорных ансамблей (со строго определенной тематикой), да в фильмах типа «Кубанские казаки»…

Реклама
 
Оставить комментарий

Опубликовал на Октябрь 22, 2012 в РУССКАЯ ИСТОРИЯ

 

Метки:

«РУССКИЕ АНГЕЛЫ»

НА СИЦИЛИИ ОТКРЫТ ПАМЯТНИК РУССКИМ МОРЯКАМ

По материалам  «Российской газеты» — Федеральный выпуск № 5806 (133) 4.06.2012, 00:37
Текст: Игорь Елков
Слова «Италия» в сочетании с «землетрясением» сегодня вызывает мрачные ассоциации — из-за недавней трагедией на севере страны, где разрушены города и погибли люди. Корреспондент «РГ» побывал в той части страны, где вспоминают другую катастрофу. Более века назад произошло чудовищное землетрясение в проливе, отделяющем Сицилию от континентальной Италии. Крупный прибрежный город Мессина за минуты оказался полностью разрушен, из 150 тысяч жителей погибла почти половина. Жертв было бы куда больше, если бы не неожиданная помощь с моря: рядом проводила артиллерийские стрельбы эскадра русского императорского флота. Моряки с эскадренных броненосцев «Цесаревич», «Слава» и крейсера «Адмирал Макаров», рискуя своими жизнями и кораблями (морское дно деформировалось, лоции мгновенно устарели», вошли в порт и высадились в городе, где из каждых 100 домов были разрушены 96. По словам очевидцев, это был ад: к набережной, увидев корабли, бежали обезумевшие уцелевшие. Большинство были в окровавленных лохмотьях, и все кричали, умоляя русских спасти заваленных землей и камнями родных и близких.

— Из моей семьи уцелела только бабушка Кончетта, которая тогда была маленьким ребенком, — рассказывает житель современной Мессины Андрео Баззо. — Ваши моряки, проходя мимо развалин, увидели ее ногу. Кончетту частично откопали, но, как она запомнила на всю жизнь, ее долго не могли вытащить из-под земли: русским пришлось даже тащить ее за волосы.

Кончетта прожила долгую и счастливую жизнь, совсем немного не дожив до своего столетия и нынешнего праздника. Внука назвала в честь покровителя России: святого Андрея Первозванного.

— Я знаю, что и ваш фонд, который привез нам памятник, тоже назван в его честь, — демонстрирует глубокую осведомленность сеньор Андрео Баззо. — Так и должно было быть, нашему городу надо иметь монумент в честь «ангелов, пришедших с моря», так мы в Мессине называем русских моряков.

В Италии не скупятся на комплименты: Владимира Якунина, главу Фонда Андрея Первозванного, который и открывал в Мессине памятники, президент Италии Джорджо Наполитано в официальном приветственном письме назвал «великим офицером». А сразу после торжеств местные власти объявили, что решили переименовать площадь, где отныне возвышается красивый бронзовый монумент, в честь русских моряков-спасителей.

— Мы говорим на разных языках и ходим в разные церкви, — заявил глава ФАП. — Но во время природных и техногенных катастроф можем слышать, понимать и помогать друг друга. Но самые опасные катастрофы — не природные, а те, которые творят сами люди. И потомки тех, кого мы спасали в 1908 году, и тех, кто спасал, этих войн обречены избегать.

Моряки нашей эскадры век назад спасли свыше 2 тысяч человек. Четыре спасателя умерли от изнеможения. Хотя установили 6-часовую спасательную вахту, офицерам эскадры не всегда удавалось возвращать личный состав на корабли для отдыха. Матросы, гардемарины и офицеры буквально рвались в умирающий город. Тысячи человек погибали страшной смертью под завалами, и наши дорожили каждой минутой. При этом, потрясали итальянцев честностью: найдя в развалинах банковские сейфы, битком набитый деньгами, русские отбили атаку мародеров (из рухнувшей тюрьмы на волю вышли несколько сот уголовников) и передали властям всю наличность — до лиры.

— Мой дед, философ Евгений Трубецкой, путешествовал по Сицилии спустя некоторое время после трагедии, — рассказывает граф Александр Александрович Трубецкой, прилетевший на открытие памятника из Парижа. — Так итальянцы, когда узнавали, что он русский, то во всех тавернах по пути наотрез отказывались брать плату.

Сегодня мир несколько изменился, и рассчитывать на подобное великодушие нашим соотечественникам, пожалуй, не стоит. Но у итальянцев на самом деле неплохая историческая память. Переименование городской площади в честь «русских ангелов» — заметим, эта площадь на набережной сегодня отнюдь не безымянная, а носит имя одного из уважаемых мессинцев — лишь часть большой программы сближения двух народов. К тому же, в этом городе, собственно, никогда и не забывали о подвиге наших предков. В Мессине есть улица, названная в честь моряков эскадры. Мэры городов, где встречали русскую делегацию, ответственно отчитывались перед гостями из России о впечатлениях, которыми здесь устно и письменно делились Лев Толстой, Горький, Евтушенко, Ахматова.

Сицилийцы восторженно встречали отряд МЧС, и особенно — оркестр Черноморского флота, который прибыл на большом десантном корабле «Цезарь Куников». Строго говоря, понятие «цезарь» для нас и для итальянцев означает разное. Для них это античные правители. А наш корабль назван в честь командира батальона морпехов Цезаря Львовича Куникова, защищавшего легендарный плацдарм Малая земля у Новороссийска, и смертельно раненого в феврале 43-го.

Сицилийцы уважительно называли наш корабль не своим титулом «сизэ», а с трудом, но очень старательно выговаривали русское: «Цезарь».

Самые азартными и благодарными поклонниками музыкального десанта с «Цезаря Куникова» оказались жители Калабрии, куда делегация Фонда переправилась на пароме. Для того чтобы и на другом берегу Италии открыть красивую доску-барельеф в честь подвигов моряков нашей эскадры.

И парк города Реджино-Калабрия периодически превращался в танцевальную площадку: народ пускался в пляс под зажигательные мелодии и ритмы черноморского оркестра. Классика наяву: в городском саду играет духовой оркестр… И что с того, что сад итальянский, а вдали дымит Этна?

А в соседнем с Мессиной «горном» городке Таормина окрыли бюст Николаю II. Император увековечен за приказ эскадре идти на помощь погибающим итальянцам. По данным некоторых историков, командиры крейсера и броненосцев пришли на помощь жертвам землетрясения раньше, чем получили дозволение императора. Но это и объяснимо: спутниковых телефонов еще не было, командиры принимали решения на свой страх и риск. Впрочем, когда весть дошла до императора, он немедленно приказал оказать итальянцам любую возможную помощь, а впоследствии искренне призвал, что наши моряки за несколько суток сделали для укрепления отношений с итальянским народом больше, чем его дипломаты и он сам за все годы правления.

Наши не только вытаскивали людей из-под завалов, но и развернули походные кухни и полевые госпиталя: лечили, кормили, эвакуировали раненых.

В итальянском варианте увековеченный самодержец звучит как «цар Николо секундо», и сицилийцы обязаны ему безмерно.

— В России еще не все готовы врачевать раны революции и гражданской войны, и открывать памятнику Николаю II, — говорит сенатор Сергей Щеблыгин, президент Фонда Андрея Первозванного и Центра Национальной славы. — Итальянцы разрешили установить бюст сразу…

На заметку прагматичным путешественникам: бюст «царю Николо секундо» можно найти в центральном парке города Таормина (Сицилия), памятник русским морякам — на набережной города Мессина (Сицилия), мемориальную доску — в городском парке Реджио-Калабрия (провинция Калабрия).

Президент провинции сеньора Нанни Ричевутто, (корреспондент «РГ» тому свидетель) — на главной площади города пообещал:

— Мессина ничего не забывает.

По его словам, все поколения его соотечественников помнят «ангелов, которые пришли с моря; это были сыны великого народа — очень милосердного, искреннего и доброго».

Этот народ — мы.

 
Оставить комментарий

Опубликовал на Июнь 20, 2012 в РУССКАЯ ИСТОРИЯ

 

Метки: